Fkremlevsky.ru

Спортивный портал

Прауральский язык — гипотетически восстанавливаемый язык-предок уральских языков. Распался не позднее IV-го тысячелетия до н. э. Cогласно ностратической теории непосредственным предком прауральского языка является праностратический язык. Непосредственные потомки прауральского языка — прафинноугорский язык и прасамодийский язык. Носителями прауральского языка были прауральцы.

Содержание

Фонология

Структура слова

Фонологическая структура слова в прауральском языке отвечала следующей схеме: (C)V(C)CV((C)C(V)). Собственно корень обычно состоял из одного или двух слогов и всегда оканчивался на гласный: CV, (C)V(C)CV. Суффикс мог состоять из одной согласной или целого слога[1].

Супрасегментные единицы

Как и в большинстве современных уральских языков, в праязыке главное ударение падало на первый слог, а дополнительные на третий и пятый слоги. Был слоговый сингармонизм.

Гласные

Передний ряд Задний ряд
Нелабиализованные Лабиализованные Нелабиализованные Лабиализованные
Верхний подъём i /i/ ü /y/ ï /ɯ/ u /u/
Средний подъём e /e/ o /o/
Нижний подъём ä /a/ å /ɑ/

Все восемь гласных могли появляться только под ударением. В безударных слогах могли находиться только ï, i, ä, å.

Согласные

Взрывные Аффрикаты Спиранты Носовые Латеральные Полугласные Дрожащие
Губные p /p/ m /m/ w /w/
Зубные t /t/ č /t̠͡ʃ/ s /s/ δ /ð/ n /n/ l /l/ r /r/
Палатальные ś /ɕ/ δ' /ðʲ/ ń /nʲ/ j /j/
Велярные k /k/ x ŋ /ŋ/

Не до конца ясна фонетическая природа x из-за того, что это звук не сохранился ни в одном языке-потомке. Предполагается, что он мог быть велярным спирантом или ларингальным спирантом.

Сила/слабость согласного была фонематичной.

Стечения согласных в анлауте были запрещены.

Грамматика

Существительное

В прауральском существительное имело три числа и как минимум шесть падежей (три грамматических и три местных). Показатели падежей:

Функции падежей:

Наверняка в прауральском языке было больше лативных падежей, однако исследователи ещё не до конца определились ни в отношении их количества, ни в отношении показателей.

Глагол

Глагол имел категории лица, числа, наклонения и времени. По мнению многих уралистов, к прауральскому времени восходит существующее во многих уральских языках (венгерском, обско-угорских, северносамодийских, мордовских) так называемое субъектное (неопределённое) и объектное (определённое) спряжение: при этом форма третьего лица единственного числа в субъектном спряжении не имела окончания, а в объектном — имела: это окончание, которое совпадает с посессивным именным окончанием третьего лица единственного числа, указывало на наличие при глаголе определённого прямого дополнения[2]. Например, в мансийском языке: toti 'несёт' и totite 'несёт это'[3]. В первом и втором лице это различие на праязыковом уровне не везде прослеживается, и окончания первого и второго лица объектного спряжения в разных языках восходят к разным формантам. В некоторых языках также отмечается число и (реже) лицо объекта, например, в мансийском: totite 'несёт это' (объект в единственном числе), totijaɣe 'несёт их двоих' (объект в двойственном числе), totijane 'несёт эти' (объект в множественном числе). Эта особенность, скорее всего, представляет собой инновацию отдельных языков (обско-угорские, самодийские, мордовские)[4].

Лексика

Для прауральского реконструируется весьма ограниченное количество лексем. Связано это с тем, что для того, чтобы считаться прауральской, лексема должна быть зафиксирована как в финно-угорских, так и в самоедских языках. Как отмечает П. Саммаллахти, реконструированные с достоверностью Ю. Янхуненом 130 лексем составляют всего лишь 4-5 % общего количества корней праязыка[5]. Как правило, считается, что лексика прауральского языка отражает быт охотников и собирателей.

Вопрос о заимствованиях в прауральском, прежде всего из праиндоевропейского, до сих пор является дискуссионным, так как многие схождения (например, прауральское *nimi, индоевропейское *nem-, nom-n̥- 'имя') могут объясняться как заимствованием, так и теорией ностратического родства. Финский лингвист Й. Койвулехто разработал множество индоевропейских этимологий прауральских слов; ряд аргументированных возражений против гипотез Койвулехто выдвинул российский уралист Е. А. Хелимский[6]. По подсчётам С. А. Старостина, праиндоевропейский и прауральский обнаруживают 26 совпадений из списка Сводеша[7].

  • ПУ *weti «вода» при ПИЕ *wod- «вода»
  • ПУ *nimi «имя» при ПИЕ *nom-n̥- «имя»
  • ПУ *tun «ты» при ПИЕ *tū «ты»

П. Схрейвер предположил, что некоторые слова как в индоевропейских, так и в уральских языках являются заимствованиями из исчезнувших языков Северной Европы, например, название жаворонка — лат. alauda (галльское слово), др.-англ. lāwerce, фин. leivonen[8].

См. также

Примечания

  1. Janhunen J. On the structure of Proto-Uralic // Finnisch-ugrische Forschungen (Helsinki: Société finno-ougrienne). Vol. 44, 1981. P. 23-42.
  2. Хайду П. Уральские языки и народы / Пер. с венг. Е. А. Хелимского под ред. К. Е. Майтинской. М.: «Прогресс», 1985. С. 244—248.
  3. Основы финно-угорского языкознания: марийский, пермские и угорские языки. М., 1976. С. 297—299.
  4. Janhunen J. On the structure of Proto-Uralic // Finnisch-ugrische Forschungen (Helsinki: Société finno-ougrienne). Vol. 44, 1981. P. 35.
  5. Sammallahti P. 1988. Historical phonology of the Uralic languages, with special reference to Samoyed, Ugric, and Permic // The Uralic Languages: Description, History and Foreign Influences / Ed. by D. Sinor. Leiden: Brill, 1988. P. 482, со ссылкой на: Janhunen J. Uralilaisen kantakielen sanastosta // Journal de la Société Finno-Ougrienne (Helsinki: Société finno-ougrienne). Vol. 77. 1981. P. 219—274.
  6. http://helimski.com/2.171.PDF
  7. Starostin S.A. Indo-European among other language families: problems of dating, contacts and genetic relationships // Старостин С. А. Труды по языкознанию. М., 2007. С. 816.
  8. Schrijver P. Lost languages in Northern Europe // Early Contacts between Uralic and Indo-European: Linguistic and Archaelolgical Considerations / Ed. by Ch. Carpelan, A. Parpola and P. Koskikallio. Helsinki, 2001. P. 417—425.

Литература

  • Иллич-Свитыч В. М. Опыт сравнения ностратических языков: Сравнительный словарь: В 3-х томах // Под ред. В. А. Дыбо. — М.: Наука, 1971, 1976, 1984.
  • Старостин С. А. Труды по языкознанию. — М: Языки славянских культур, 2007
  • Хайду П. Уральские языки и народы / Пер. с венг. Е. А. Хелимского под ред. К. Е. Майтинской. М.: «Прогресс», 1985
  • Janhunen J. On the structure of Proto-Uralic // Finnisch-ugrische Forschungen (Helsinki: Société finno-ougrienne). Vol. 44, 1981. P. 23-42.
  • Janhunen J. Uralilaisen kantakielen sanastosta ('On the vocabulary of the Uralic proto-language') // Journal de la Société Finno-Ougrienne (Helsinki: Société finno-ougrienne.). Vol. 77. 1981. P. 219—274.
  • Sammallahti P. Historical phonology of the Uralic languages, with special reference to Samoyed, Ugric, and Permic // The Uralic Languages: Description, History and Foreign Influences / Ed. by D. Sinor. Leiden: Brill, 1988. P. 478—554.