Fkremlevsky.ru

Спортивный портал

Языкова́я систе́ма, система языка́ — множество элементов языка, связанных друг с другом теми или иными отношениями, образующее определенное единство и целостность. Каждый компонент языковой системы существует в противопоставлении другим элементам, что наделяет его значимостью. Представление о системе языка включает в себя понятия уровней языка, единиц языка, парадигматики и синтагматики, языкового знака, синхронии и диахронии[1].

Языковая система имеет иерархическую структуру: единицы более высоких уровней представляют собой сочетания единиц низших уровней. В системе языка различаются словарь как инвентарь готовых единиц и грамматика как механизм их сочетания[2].

На различных участках и уровнях языка степень системности неодинакова; так, в фонологии, где существенное изменение одного элемента влечёт преобразования, затрагивающие другие элементы или всю систему в целом, она значительно выше, чем в лексике. Кроме того, в языковой системе и её отдельных подсистемах выделяются центр и периферия[1].

Содержание

Употребление термина

Термин «языковая система» может применяться не только в отношении языка в целом как организованной совокупности подсистем, но и по отношению к отдельной подсистеме — закономерно организованной совокупности элементов одного уровня языка, связанных устойчивыми отношениями[1], в том числе оппозитивными. В последнем смысле говорят о фонологической, морфологической, словообразовательной, синтаксической, лексической, семантической системе данного языка; в ещё более узком понимании термина речь может идти о системах (или подсистемах) отдельных частей речи или грамматических категорий[3].

Существует также другое значение термина «подсистема языка», применяемое к диалектным, социолектным и стилистическим разновидностям языка[2].

Система и структура

Наряду с термином «система» употребляется ему термин «структура», причём не во всех лингвистических работах они используются как синонимичные. Существует несколько трактовок данного терминологического различия[1]:

  • структура — части текста, связанные синтагматическими связями, система — члены класса языковых единиц, связанные парадигматическими отношениями (Лондонская школа);
  • структура — «каркас» системы из отношений между элементами, система — совокупность структуры и элементов, выполняющая определённую функцию (Е. С. Кубрякова, Г. П. Мельников);
  • структура — совокупность языковых средств выражения значимых оппозиций, задаваемая отношением плана содержания (означаемых) к плану выражения (означающим), система — совокупность одноплановых (относящихся к плану выражения либо плану содержания) единиц, связанных оппозитивными отношениями (Н. Д. Арутюнова).

История воззрений на системность языка

Определение языка как системы знаков, данной не в непосредственном наблюдении, а в речи, восходит к Ф. де Соссюру, но было подготовлено длительной традицией, в том числе дискуссиями античных грамматистов о соотношении аномалии и аналогии в языке, трудами В. фон Гумбольдта, А. Шлейхера, И. А. Бодуэна де Куртенэ, разграничившего в языке статику и динамику и выделившего такие наиболее общие типы единиц языковой системы, как фонема, морфема, графема, синтагма[3][1]. Со времён Соссюра термином «языковая система» нередко обозначается язык как противоположность речи — «индивидуальной стороне речевой деятельности»[4], однако в работах некоторых учёных, к примеру Э. Косерю, система противопоставляется как узусу (речи), так и норме[1].

Учение Ф. де Соссюра получило развитие в рамках нескольких направлений в структурной лингвистике, избравшей одной из своих задач выделение и классификацию языковых единиц всё большей степени абстрактности и установление типов отношений между ними. Одна из школ, Пражский лингвистический кружок, отстаивала принцип системности языка в диахронии, отвергавшийся Соссюром, и обращала внимание на подвижность, динамичность языковой системы, а также на её функциональный характер — свойство служить той или иной цели, свойственное как отдельным элементам в системе, так и языку в целом. В то же время представитель пражской школы Н. С. Трубецкой разработал теорию оппозиций[1].

В моделях языка 1950-х — 1970-х гг., в число которых входят порождающие грамматики, к примеру трансформационная грамматика, и «трансдуктивные» грамматики, осуществляющие переход от текста к смыслу и обратно (в частности, теория «Смысл ↔ Текст») и нередко используемые в системах автоматического перевода, языковая система предстала в первую очередь не как система единиц и их отношений, а как система правил образования, преобразования и комбинирования единиц[1].

Важным шагом в рассмотрении языка как системы стали перенесение метода компонентного анализа (выделения дифференциальных признаков) из фонологии в лексическую и грамматическую семантику и разработка теории семантических полей.

См. также

Литература

  • Ахманова О. С. Система // Словарь лингвистических терминов. — Изд. 4-е, стереотипное. — М.: КомКнига, 2007. — 576 с. — 2500 экз. — ISBN 978-5-484-00932-9

Примечания

  1. ↑ Система языковая // Лингвистический энциклопедический словарь / Под ред. В. Н. Ярцевой. — М.: Советская энциклопедия, 1990. — ISBN 5-85270-031-2
  2. ↑ Язык // Российский гуманитарный энциклопедический словарь.
  3. ↑ Система языковая // Большая советская энциклопедия.
  4. Соссюр, Ф. де. Курс общей лингвистики / Под ред. и с примеч. Р. И. Шор. — 3-е изд., стер.. — М.: КомКнига, 2006. — С. 112—120. — 256 с. — (Лингвистическое наследие XX века). — 1000 экз. — ISBN 5-414-00501-9